Дело писателя

21 марта 2012, в 04:51

В истории с возбуждением Cледственным комитетом уголовного дела по факту записи в блоге Аркадия Бабченко есть по крайней мере два важных момента.

Первый касается личности автора поста. Аркадий Бабченко, которого я лично знаю со времени работы в «Новой газете» – журналист и писатель, и вторая его ипостась в данном случае важней, так как поводом для уголовного дела стала не статья в СМИ, а пост в его личном блоге.

Аркадий Бабченко прошел две чеченские войны (вторую добровольцем), и свой военный опыт он переживает до сих пор очень тяжело – об этом его книги и многие его статьи. И его книги, и статьи отличают болезненная искренность и резкие, часто доведенные до крайности оценки: подход, характерный для ветеранов локальных конфликтов. Если уж говорить, то не стесняться в выражениях. При этом ничего неизвестно о том, чтобы Борис Якеменко, по сигналу которого СК возбудил уголовное дело, рисковал своей жизнью по долгу службы так, как это делал Бабченко.

Второй важный момент – это само предполагаемое преступление. Судя по тексту письма Следственного комитета, СК заметил признаки преступления, предусмотренного частью 3 статьи 212 («организация массовых беспорядков») в посте «Пара мыслей о тактике в марте», где Бабченко предлагает, в том числе, не уходить с акций протеста, а стоять там неопределенное количество времени по образцу Майдана, лучше всего на Красной площади, и найти снегоуборочную машину «для прорыва милицейского кордона». Кроме того, в посте много претензий в адрес организаторов акций, которые, по мнению Бабченко, недостаточно тверды и последовательны. Все это Бабченко написал 27 февраля, имея в виду протесты, намеченные на 5 марта.

Можно спорить, является ли этот пост призывом к беспорядкам, но факт заключается в том, что 5 марта советам Бабченко никто не последовал: протестующие не окопались на Красной площади, мешая проходу граждан, а сам Бабченко не угонял снегоуборочную машину и не направлял ее на полицейский кордон.

Насколько можно понять из УК, часть 3 статьи 212 («Призывы к массовым беспорядкам…, или к участию в них, а равно призывы к насилию над гражданами») предусматривает до двух лет лишения свободы. Пост Бабченко, как мы знаем, не спровоцировал ни беспорядков, ни насилия над гражданами. Следовательно, наказывать его по этой статье более чем странно.

Если же у Следственного комитета есть основания предполагать, что Бабченко может и в будущем призывать своих читателей, то именно для этого в распоряжении правоохранительных органов есть специальное средство. Генеральная прокуратура может направить Аркадию Бабченко предупреждение, что она регулярно и делает перед каждой акцией протеста, отправляя такие предостережения организаторам.

Кроме того, летом 2010 года ФСБ получила право объявлять предостережения «о недопустимости действий, создающих условия для предотвращения преступлений». Тогда президент Медведев объяснял принятие соответствующего закона упором на профилактику. Вот пусть ФСБ и занимается профилактикой. А Следственный комитет должен заниматься расследованиями уже случившихся преступлений, чего в случае Бабченко, очевидно, не произошло.

 

Eжедневный Журнал

Автор: Андрей Солдатов

 

 

Заведено уголовное дело против бывшего журналиста «Новой газеты» Аркадия Бабченко. По запросу члена Общественной палаты Бориса Якеменко журналисту инкриминируется призыв к массовым беспорядкам. Основание — запись Бабченко в блоге, в которой он предлагал рассмотреть варианты проведения митинга 5 марта после выборов президента. Бабченко писал, что правильно в условиях проведения акции провластной молодежи на Лубянке (его там в итоге, как мы помним, не было) идти на несанкционированную акцию. «Я готов получать по башке, лезть на водометы и героически форсировать Днепр, заново отвоевывая этот плацдарм, который мы с вами так бездарно оставили под вашим руководством три месяца назад», — говорится в постинге.

При этом автор подчеркивает, что для того, чтобы «создавать Россию без Путина, посылать Пу вжо и гнать рабов с галер», «нужно занимать центр города, и, что самое главное — удерживать его». Бабченко предлагает конкретные действия. «а) Либо найти снегоуборочную машину для прорыва милицейского кордона при прорыве на Лубянку, а также закупить несколько сотен шлемов и щитов для занятия и удержания плацдарма уже на самой площади в окружении агрессивно настроенной пропутинской молодежи, либо — б)изменить место митинга. Да, изменить. В этот раз Лубянка уже совсем не принципиальна и не так важна. Настаивать на своем решении имело смысл раньше, во время проведения разовых акций протеста. Но это время прошло. Теперь речь идет уже не об однодневной акции, а об организации движения. В этом случае Манежка, Площадь Революции, Васильевский Спуск — все эти точки подходят одинаково хорошо. Красная Площадь — вообще идеально. Собственно, именно эта площадь и могла бы быть единственной точкой, за которую имело бы смысл драться». Для этого нужно, по его мнению, «организовать сбор средств на покупку палаток, буржуек, дров и продуктов питания», а также «при достижении достаточной численности переходить к более активным акциям протеста — забастовкам, гражданскому неповиновению, саботажу».

 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт m.tvbgirls.com, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!