Киевский Майдан: как это было

5 марта 2012, в 05:36

Киевский Майдан 2004-го — слишком недавняя история, она еще на слуху и в живой памяти и, если бы не аналогия с весенней Москвой-2012, нужды в такой поспешной «историзации» не было бы. Но московские события заставляют вспомнить ту киевскую осень: как все начиналось, как люди вышли на площадь и почему они победили. А победили тогда именно люди, которые вышли, а не Виктор Ющенко, от имени которого и во имя которого они выходили. Все, что случилось с Украиной и номинальными «победителями» Майдана за эти годы, смешные проценты Ющенко на последних выборах и «неубедительная победа» Януковича, тоже следствие Майдана. Это может показаться странным и нелогичным, но только в том случае, если думать, что главные действующие лица «оранжевой» истории не те, кто вышли, а те, «за кого» выходили. Однако суть украинской политической реальности и ее единственный позитив — та самая сменяемость власти, реальное противостояние и реальная системная оппозиция (даже при том, что это противостояние не политических партий, а кланов, и мы всякий раз выбираем из двух зол). Эта сменяемость и есть настоящий результат и победа того киевского Майдана.

Но все же главное отличие тогдашней киевской ситуации от нынешней московской в том, что у нас той осенью было два реальных кандидата: один — «преемник», другой — единый кандидат от «системной» оппозиции. И сколько бы потом ни говорили, что Ющенко — «засланный казачок», что он «от вашингтонского обкома» и что «апельсинки наколотые», фактически он был единым и компромиссным кандидатом от системной оппозиции, за ним стояли парламентские партии, большие и малые, не обязательно прозападные, зачастую — совсем наоборот, однако к 22 ноября — к моменту объявления результатов второго тура — они были едины.

Первый тур закончился практически вничью: Ющенко и Янукович набрали по 39% с небольшим, разница была в несколько десятых, но по ощущению и настроению той осени результат должен был бы быть иным: Киев, центр Украины и западные области голосовали за Ющенко в подавляющем большинстве. Кроме того, была серьезная социологическая и демографическая разница в электорате: за Ющенко голосовали люди молодые и образованные, студенты и так называемый средний класс. За Януковича голосовали восток и Крым, причем, если вспомнить двухцветную карту Украины, которую в те дни часто воспроизводили, разделение было в терминах подавляющего большинства: «синие области» показывали от 80%, и казалось очевидным, что такого порядка фальсификация нужна, чтобы уравновесить столь же подавляющие «оранжевые» проценты остальной Украины. Кстати, все это давало основание говорить о вбросах с обеих сторон, что, в общем, не лишено смысла. Но как бы то ни было, на следующий день после объявления результатов второго тура, т.е. после фактической «победы» Януковича, Киев, проголосовавший за Ющенко (74,69% во втором туре и 78,37% после пересчета — в третьем), вышел на Майдан.

Тут характерно, что, с одной стороны, акция была подготовлена: палатки ввозили заблаговременно — предполагалось, что там будут постоянно находиться активисты; и автобусы с номерами западных областей тоже были наготове. Неожиданностью — и для власти, и для самих «системных» организаторов — стали киевляне, заполнившие Майдан 22-23 ноября и отстоявшие там до конца — до официальных результатов третьего тура. Потом много говорили об эйфорическом настроении того Майдана, собственно, идея «наколотых апельсинок», вероятно, произошла оттого, что у людей, привыкших мыслить категориями «заказа» и «отката», не укладывалось в голове, что насельники Майдана, все эти студенты, журналисты, бизнесмены и домохозяйки, мало походили на унылых и подневольных бюджетников, «отрабатывающих на камеру».

Майдан немедленно стал самоорганизовываться, и, кажется, нормальной разумной инициативы там было больше, чем технологических заготовок. В этом смысле характерны «полевые командиры»: наверное, самыми яркими были Юрий Луценко в Киеве и Сергей Жадан в Харькове. Луценко представлял ту самую «системную оппозицию», он пришел на Майдан через политику и харизма его рассеялась моментально — после победы он сделался министром МВД, едва ли не самым одиозным из министров того призыва. Судьба его известна: Лукьяновская тюрьма, суд, но, похоже, в отличие от Юлии Тимошенко он довольно скоро выйдет на свободу. Однако карьера его, по всей видимости, закончена. Сергей Жадан никогда — ни до, ни после — с политикой не связывался, для его литературной славы и репутации Майдан был лишь эпизодом, ярким, но мало что определяющим.

Справедливости ради: кроме энтузиастического «человеческого фактора» было еще несколько «системных» вещей, предопределивших победу «оранжевых». Не в последнюю очередь это позиция тогдашнего мэра Киева Александра Омельченко, который фактически выступал на стороне оппозиции. Это публично взбунтовавшиеся провластные СМИ, массово переходившие в «оранжевый» лагерь, наконец, это западные дипломаты, которые, с одной стороны, отказались признавать результаты выборов, с другой — реально работали «на компромисс» между президентом Кучмой и Виктором Ющенко. И итоговая конфигурация украинской власти: третий тур, слабые (ограниченные) позиции президента (Ющенко весь отпущенный ему срок безуспешно пытался переломить этот компромиссный «фатум») и гарантии Кучме — все это получилось в результате переговоров между Ющенко, Квасневским и Адамкусом с одной стороны и Кучмой-Грызловым — с другой.

В заключение повторю еще раз: первое и главное достижение Майдана-2004 не то, что украинским президентом в известный момент стал Виктор Ющенко, а как раз то, что следующим за ним президентом стал Виктор Янукович. И если украинцы сегодня уверены, что следующим за Януковичем президентом станет кто угодно, но не Янукович, то это лишь потому, что тогда, в 2004-м, у них получилось.

Киев

 

Ежедневный Журнал


Автор: Инна Булкина
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт m.tvbgirls.com, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!